Аккредитованный удостоверяющий центр
▼ Выберите ваш город ▼
Центр Выдачи
Электронных Подписей

Электронная подпись за 1 час для:

Статьи по аудиту

Источник: http://www.audit-it.ru/articles/appraisal/

Автор этой статьи в общих чертах знаком с историей возникновения оценочной деятельности в новой России, с истоками теории и практики оценочных работ, в частности по предприятиям. Однако, излагать её (вместе с истоками) не возьмусь, так как не являюсь непосредственным участником произошедших событий.

Хотелось бы, чтобы историю отечественной оценки поведал кто-нибудь из тех, кто эту историю творил, кто владеет фактами, а не знает её с чужих слов. Такие люди сегодня есть. Вопрос в том, согласится ли кто-нибудь из них честно рассказать про то, как всё было на самом деле. Боюсь, что никто из тех, кого я знаю (а знаю почти всех), ни при каких условиях не станет это делать, потому что есть у них в памяти много того, что приходится скрывать.

Распыляться не буду, постараюсь как можно меньше отходить от названной темы материала.

Отмечу только одно: в начале 90-х годов прошлого века в Россию из США при участии нескольких отечественных энтузиастов оценочной деятельности (ОД) был завезен «метод определения стоимости предприятий доходным подходом», который совершенно не пригоден для таких целей. Называется этот метод методом дисконтирования денежных потоков (метод ДДП [DCF]). Указанный метод исторически был разработан для определения экономического эффекта инвестиционных проектов, экономической эффективности выдаваемых кредитными организациями кредитов, займов займодателей заёмщикам, решения ряда других аналогичных задач. Этот метод бесспорно является методом доходного подхода к решению задач оценки экономической эффективности инвестиций, кредитов и займов.

Без всяких на то научных и просто рациональных обоснований, в ущерб здравому смыслу, но явно преднамеренно, доморощенными «теоретиками», первопроходцами оценки в России, метод ДДП, с подачи американцев и англичан, сразу же был хитроумно назван методом доходного подхода к определению стоимости предприятий («бизнеса», доходоприносящих активов, акций) со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Таким образом, был совершён экономически значимый мотивированный соответствующими корыстными соображениями оценочный подлог, процветающий и в настоящее время.

Более подробно о непригодности метода ДДП для определения стоимости предприятий и других приносящих доход активов доходным подходом см. в [ 1, 2 ].

Указанный оценочный подлог начал упорно насаждаться в стране с появлением первых публикаций по вопросам оценки стоимости предприятий, в частности, см. [ 3, 4 ], и чтением нашими преподавателями оценочных учебных дисциплин соответствующих лекций для будущих оценщиков стоимости предприятий, и продолжается до сих пор.

Нельзя не отметить, что отечественные энтузиасты ОД прошли первоначальную подготовку по этой тематике в США. Материалы для лекций по вопросам оценка были почёрпнуты там же. Полагаю, что американцы, никогда ничего не делая просто так, позаботились о соблюдении своих корыстных, а также политических интересов в этом деле и добились поставленных перед собой целей.

Немаловажную роль в повсеместном внедрении в России подложного метода ДДП для оценки стоимости предприятий, начиная с 1993 г. сыграли и в настоящее время играют оценочные подразделения Большой четвёрки международных аудиторско-консалтинговых компаний, другие действующие в стране крупные зарубежные оценочные компании и известные сравнительно многочисленные отечественные оценочные фирмы с участием иностранного капитала. Негативное влияние на состояние российской оценки все они оказывают через своих доверенных лиц – руководителей крупных оценочных саморегулируемых организаций.

Не следует упускать из вида, что перечисленным выше западным компаниям упомянутой Большой четвёрки российское государство, однозначно неизвестно по каким причинам, доверяет определение стоимости самых больших, наиболее лакомых кусков национального богатства страны (например, ТНК-BP, Башнефти, Роснефти и т.д. и т.п.), т.е. добровольно, опрометчиво пускает чужого прожорливого «козла в свой огород». Яркий пример такого «козла» - компания Эрнст энд Янг (E&Y). Неблагоразумная со всех точек зрения передача работ по оценке справедливой стоимости предприятий для целей МСФО западным аудиторским компаниям, ставшими по сути монополистами в проведении таких работ, фактически законодательно закреплена благодаря усилиям их оценочного лобби в соответствующих государственных органах.

Так как исполнители и кураторы определения стоимости компаний ТНК-ВР и Башнефти одни и те же люди (E&Y), то в свете недавнего ареста министра Минэкономразвития РФ Улюкаева А.В. за получение крупной взятки, представляется целесообразным организовать повторную оценку стоимости компании ТНК-ВР, приобретенной Роснефтью в 2013 г. по цене, на мой взгляд, завышенной в несколько раз.

Отчёты об оценке стоимости таких объектов заинтересованной общественности не предъявляются, оставляются в тени, неправомерно освобождены от экспертизы реально компетентными экспертами отчётов об оценке стоимости объектов оценки при имеющихся в стране экспертных Советах, экспертные заключения которых заслуживают хоть какого-то доверия. Для проформы эти отчёты отдаются на рецензирование конкретно выбранным благосклонным к такой работе членам руководства самых крупных СРО оценщиков (РОО или СМАО), безотказно выдающим зарубежным оценочным компаниям одобрительные рецензии, противозаконно подменяющие ответственную доброкачественную экспертизу достоверности результатов выполненных оценочных работ.

Дошло до того, что в таких отчётах искомый результат определения стоимости предприятий-гигантов определяют только лжеметодом ДДП при теоретически и практически не оправданном игнорировании соответствующих методов затратного подхода к решению подобных задач и последующего согласования результатов оценки стоимости объектов оценки, полученных обоснованно выбранными методами разных методологических подходов.

Не могу не предложить осведомлённым читателям этой статьи самим себе задать вопрос о том, какие показатели работы предприятий, при использовании метода ДДП для определения их стоимости, являются стоимостеобразующими и попытаться самим ответить на этот важный вопрос. Другой вопрос, являются ли ожидаемые в будущем мифические фактические или любые другие годовые дисконтированные или же не дисконтированные прогнозируемые денежные потоки предприятий на длительные периоды прогнозного и постпрогнозного календарного времени их стоимостеобразующими показателями?

Кроме того, предлагаю читателям сравнить расчётные формулы метода ДДП, применяемые для определения ожидаемого экономического эффекта инвестиционных проектов и стоимости доходоприносящих объектов оценки, чтобы убедиться, что они одни и те же.

Исходные данные для расчётов по этим формулам структурным составом не отличаются, разнятся они только величиной. Общее свойство этих исходных данных: те и другие «нарисованы» стейк-холдерами либо интересантами предстоящего оценочного процесса.

Того, что наблюдается сегодня в области безрассудного применения метода ДДП в разумном мире быть не должно, потому что такого просто не должно быть.

Любопытно, когда же члены оценочного сообщества страны, участники всех существующих у нас 16 СРОО, перестанут недобросовестно, мошеннически использовать метод ДДП не по назначению.

Кроме рассмотренного выше принципиального оценочного подлога, связанного с ни чем не оправданным использованием метода ДДП, в теории и практике оценки стоимости предприятий, наблюдаются подмены показателей стоимости таких объектов оценки, показателями их спекулятивной, бумажной рыночной капитализации и средних, зачастую договорных цен их купли-продажи.

В некоторых случаях для оценки стоимости крупных доходоприносящих активов неправомерно используются методы сравнительного (рыночного) подхода, когда, например, по одному «липовому» объекту-аналогу определяют стоимость оцениваемого крупного дорогостоящего объекта, т.е. расчётные стоимости объектов оценки парадоксально «определяют» по договорным рыночным ценам. Нормальные оценщики должны поступать наоборот! Остаётся только удивляться, как такое возможно в наше время.

Одновременно с указанными оценочным подлогом и подменами показателей при определении стоимости предприятий, игнорированием методов затратного подхода и принципа ННЭИ, неправомерным применением методов рыночного подхода к решению таких задач, имеет место искусственно создаваемый хаос в понятийно-терминологическом аппарате, при котором, например, понятие «бизнес» ошибочно трактуется как собственность (а не как трудовая деятельность), приносящая доход. Не замечается нечёткость используемых понятий рыночной, справедливой, инвестиционной, ликвидационной стоимости, оценочной стоимости и стоимостной оценки, стоимости капитала и т.д.

Какой же основополагающий вывод следует из всего сказанного выше: на сегодняшний день в стране не существует ни одного старого и нового отчёта об оценке стоимости предприятий и других приносящих доход активов, по которому компетентный, честный, добросовестный эксперт качества отчётов об оценке, достоверности полученного результата оценки, мог бы выдать положительное экспертное заключение. Тем не менее, в таких случаях положительные экспертные заключения на отчёты об оценке экспертами всех существующих СРОО повсеместно выдавались и выдаются сегодня, несмотря на то, что результаты оценки стоимости объектов оценки получены методами, не пригодными, не предназначенными для решения подобного рода оценочных задач, т.е. по сути являются химерами, фейками.

В настоящее время здравомыслящий профессиональный оценщик стоимости предприятий и нормальный эксперт достоверности результатов их оценки не дадут на отсечение не только палец, но и ноготь на нём, в защиту правильности полученного решения выполненной оценочной задачи.

Полагаю, что правовая оценка происходившего ранее и происходящего сегодня в теории и практике оценки стоимости предприятий ещё впереди: обязательно будет установлено где проходит грань между простодушным заблуждением профессионально не состоятельного оценщика и его преднамеренными коррупционными мошенническими действиями под диктовку заказчика оценки?

Возникает закономерный вопрос, по каким причинам происходят наблюдаемые в стране негативные явления в методологии и организации процесса оценки стоимости предприятий и других приносящих доход активов? Почему повсеместно практикуются оценочный подлог, безнаказанная подмена одних показателей оценки другими, зачем искусственно поддерживается хаос в понятийно-терминологическом аппарате ОД в делах определения стоимости указанных объектов оценки?

В условиях объективной недостижимости желаемой высокой точности и достоверности результатов оценки стоимости доходоприносящих товаров из-за невозможности создания и по этой причине отсутствия требующихся для этих целей измерительных средств (инструментов) – соответствующих мерных «аршинов», эталонов, калибров и шаблонов, в зарубежных странах и у нас в России появилась и получила повсеместное распространение так называемая заказная – договорная оценка объектов оценки, когда заказчики оценочных работ за соответствующую мзду диктуют оценщикам величину устраивающего их результата оценки стоимости принадлежащего им или интересующего их чужого имущества. Заблаговременно заказанный результат оценки оценщик бессовестно «получает». Таким образом, заказчик оценки, оценщик, а через него и эксперт результата оценки становятся повязанными коррупцией мошенниками. При этих обстоятельствах конфликт между ними становится невозможным, но получается так, что о соблюдении интересов государства и общества, при попустительстве последних, естественно, никто не заботится, и все мы несём ощутимые экономические потери, которые сегодня никто не подсчитывает.

Чтобы получить нужный заказчику оценки результат оценочной работы, оценщик вынужден «химичить». При определении стоимости предприятий, используя методы затратного подхода к решению таких задач существенно не «нахимичишь», применяя рациональный метод прямой капитализации дохода при доходном подходе к решению тех же задач тоже «больших успехов» не добьёшься.

И здесь на выручку приходит метод ДДП, не предназначенный, не рассчитанный на применение для оценки стоимости доходоприносящих товаров. С его помощью можно творить чудеса манипулирования величиной результатов оценки стоимости объектов оценки. Что просят, то и легко сделать: достоверность ожидаемых в будущем годовых доходов объектов оценки проверке не поддаётся! Величиной ставок дисконтирования, также можно поиграть в значительных пределах. К тому же, стоимость реверсии для объекта оценки легко поддаётся контролю в нужном направлении и в некоторых случаях может достигать половины расчётной стоимости оцениваемого объекта.

Помимо всего прочего, немаловажно, что при использовании метода ДДП достигается минимизация трудоёмкости выполняемых оценочных работ, минимизируются затраты интеллектуального труда оценщиков на эти работы, однако, суммы оплаты таких работ практически всегда остаются достаточно высокими, соответствующими якобы значительным трудозатратам на их выполнение.

В ряде случаев стоимость оценочных работ определяют в процентных пунктах к сумме установленной стоимости оцениваемого объекта.

Таким образом, логично прийти к заключению, что перечисленные выше основные причины бесспорно ничем не оправданного торжества метода ДДП в деле оценки стоимости дорогостоящих доходоприносящих товаров служат проявлением негативного влияния человеческого фактора, не лучших прирождённых личных качеств, особенностей психологии и нравственности многих людей – участников оценочных работ, их откровенной алчности и склонности к коррупционным действиям.

Те, кто занимается заказной оценкой стоимости предприятий и других приносящих доход активов, прибегая к недопустимо бессовестному использованию метода ДДП, не пригодного для этой цели, в подавляющем большинстве случаев осознают, что поступают нечестно, недобросовестно, безнравственно и неэтично, участвуя в преступном, пока безнаказанном, коррупционном мошенничестве, приводящем к экономически значимому ущемлению интересов государства, общества, всего народа. Наблюдаемые сегодня негативные явления в делах оценки стоимости доходоприносящих товаров безусловно являются следствием имеющего место в нашей стране мотивированно поддерживаемого влиятельными заинтересованными лицами оценочного сообщества, противоестественного ступора в развитии теории и практики ОД в отечественной экономике.

Ниже постараюсь кратко ответить на вопрос: кто, почему и как мотивированно активно противодействует прогрессивному развитию теории и практики оценки стоимости предприятий в нашей стране.

В заглавии статьи в качестве силы, активно противодействующей наведению должного порядка в развитии теории и практики оценки стоимости предприятий указана «элита» оценочного сообщества.

К этой «элите» отношу современных «теоретиков» оценки стоимости предприятий, авторов многочисленных монографий, учебников, учебных пособий, множества статей на указанную тему; профессорско-преподавательские кадры по этой учебной дисциплине, руководящих деятелей существующих в настоящее время СРОО в стране, а также профессиональных оценщиков с многолетним опытом оценки стоимости предприятий. Под мощным лоббистским влиянием этих людей находятся чиновники Минэкономразвития РФ, регулирующие ОД в России, сотрудники Агентства стратегических инициатив – разработчики дорожных карт для такой деятельности, ряд депутатов Государственной Думы РФ, отдельные руководители Союза промышленников и предпринимателей РФ, Торгово-промышленной Палаты РФ, Минтруда РФ и т.д.

Какова же генеральная причина всестороннего противодействия указанных выше участников оценочного сообщества прогрессивному развитию теории и практики оценки стоимости предприятий?

Для перечисленной группы людей жизненно важно сохранять десятилетиями

складывавшийся и сложившийся у нас к настоящему времени порядок определения стоимости доходоприносящих объектов коммерческой недвижимости в частности, складов, офисных зданий, гостиниц, земельных участков, но особенно тщательно законспирированный порядок (статус-кво) в делах определения стоимости крупных и крупнейших предприятий и их всевозможных хозяйственных объединений, величина которой иногда достигает фантастических значений (например, установленная в 2013 г. стоимость ТНК-BP по разным источникам информации была от 54 до 63 миллиардов долларов США, т.е. составляла примерно 10,0% от годового бюджета России).

Мотивация сохранения статус-кво в рассматриваемых вопросах обусловлена многолетним существованием в стране коррупционной заказной (договорной) оценки стоимости предприятий и их ценных бумаг Совсем не обязательно заказчику оценки коррумпировать оценщика выделением ему сверхдоговорного денежного вознаграждения (взятки) за получение желательного для него результата определения стоимости оцениваемого объекта. В условиях известной ограниченности отечественного рынка купли-продажи, разделения, слияний и поглощений предприятий и соответствующей узости рынка оценочных работ в этом направлении оценки, при высокой конкуренции многочисленных обществ оценщиков и отдельных оценщиков этих обществ, участия в ОД России крупных зарубежных оценочных компаний и компаний со смешанным отечественным и зарубежным капиталом, сама по себе выдача заказчиком оценки дорогостоящего заказа на проведение таких работ выбранному конкретному оценщику конкретного СРОО является серьёзным фактором коррумпирования исполнителя оценочных работ за получение заказанного результата оценки и далее по цепочке – эксперта отчёта об оценке и тех лиц СРОО, которые уполномочены утверждать такие отчёты.

Заказная оценка не может существовать и бесконечно процветать при отсутствии у оценщиков надёжного и простого метода получения от них желательного для заказчика оценки результата определения стоимости оцениваемого объекта, который было бы не очень просто оспорить.

В оценочном сообществе с давних пор живуч миф, что при желании любой оценщик может успешно «манипулировать» величиной результатов оценки стоимости объектов оценки, используя любые методы любых методологических подходов к решению оценочных задач.

Действительно, при большом желании значениями результатов определения стоимости предприятий можно варьировать при использовании всех известных методов затратного, доходного и рыночного методологических подходов к оценке. Однако, если пользоваться для этой цели одиозным псевдометодом ДДП, границы возможного манипулирования величинами расчётных стоимостей могут отличаться друг от друга в разы, в случаях применения методов рыночного подхода – на многие десятки процентов, а для методов затратного и нормального доходного подходов, по моей экспертной оценке, – не более, чем на 15 – 20% . Разница – существенна: есть ради чего заниматься оценочным подлогом используя метод ДДП для решения не свойственных ему оценочных задач.

Всякая профанационная халтура, если оценщик использовал для оценки искомой стоимости методы затратного, традиционного доходного и сравнительного подходов, манипулируя при этом величинами требующихся для соответствующих расчётов исходных данных, видна невооружённым глазом, то при методе ДДП – подгонка результата оценки стоимости к заказанной сумме всячески маскируется, например, с помощью «липового» утверждённого бизнес-плана работы оцениваемого объекта на длительные периоды календарного времени.

Когда встречаю случаи неуместного, не по назначению использования метода ДДП мне всегда приходит в голову народная поговорка: «Что нам стоит дом построить, нарисуем – будем жить!», и в этом суть рассматриваемого метода, с помощью которого оценщик без угрызений совести «рисует» требуемый заказчиком результат оценки.

С другой стороны, манипуляторам результатами оценки стоимости дорогостоящих объектов оценки, исполнителям заказной оценки, есть все основания идти на оценочный подлог, бесцеремонно и пока безнаказанно подменяя исторически устоявшиеся, проверенные многолетней практикой методы оценки таких объектов мотивированно, из корыстных побуждений, предложенным кем-то когда-то профанационным и коррупциогенным методом ДДП., т.е. образно выражаясь, заменяя напильник отвёрткой.

В условиях существования коррупционного сговора заказчиков оценки и оценщиков качество (достоверность) результатов определения стоимости оцениваемых предприятий никого, кроме государства и общества не волнует. Остаётся только удивляться тому, почему они до сих пор никак не реагируют на успешные попытки участников сделок купли-продажи крупных отечественных объектов промышленной собственности их дурачить, наносить существенный урон экономике страны.

Какие же формы приобретает активное противодействие «элиты» оценочного сообщества дальнейшему развитию теории и практики оценки стоимости предприятий и других доходоприносящих активов с целью как можно дольше сохранить наблюдающийся беспорядок в отечественной ОД, так как «в мутной воде ловить рыбку легче»?

Основная форма и смысл противодействия – создание видимости того, что в ОД есть задачи поважнее развития теории и практики оценочных работ, направление энергии мыслящей части оценочного сообщества по ложным следам. Здесь реализуется принцип: что бы ни делать, лишь бы не заниматься вопросами теории и технологии практической оценки стоимости предприятий.

Основные примеры такого противодействия:

- разработка, обсуждение и реализация мероприятий пустопорожней дорожной карты стратегического развития ОД, подготовленной Агентством стратегических инициатив (АСИ), в котором никогда не было и нет сегодня ни одного известного, общепризнанного, авторитетного специалиста по этому виду человеческой деятельности (при вмешательстве моих влиятельных коллег было сделано всё возможное и невозможное для того, чтобы эта дорожная карта оказалась максимально «беззубой», бесполезной, а в чём-то и вредоносной);

- разработка федеральных стандартов оценки (на сегодня их 12, считая профессиональный стандарт «Специалист в оценочной деятельности», и «работа» продолжается – кипит! (Существуют Международные стандарты оценки, Европейские стандарты оценки, Федеральные стандарты оценки, впереди намечается разработка Евразийских стандартов оценки: специальные рабочие группы трудятся в поте лица своего, не жалея сил. Главное – не делать то, что следует делать в первую очередь!);

[Любой здравомыслящий человек знает, что интеллектуальный (умственный) труд, а труд оценщиков именно таковой, не может быть заключён в рамки формальной стандартизации при том, что идеологи оценки долго внушали общественности мысль, согласно которой оценка – наполовину наука и наполовину искусство, забывая о бесспорной абсурдности стандартизации научного и ,творческого труда. В настоящее время даже ремёсла не стандартизируют, а здесь, пожалуйста, без всяких сомнений происходит, чего происходить не должно.

Что удивительно: зарубежные стандарты оценки носят рекомендательный характер, а федеральные стандарты оценки обязательны для исполнения. Несоблюдение этих стандартов карается по закону. Любопытно, для чего так сделано: в ФСО № 1 пунктами 16 и 17 провозглашается обязательность использования метода ДДП; в ФСО № 3 пунктом 8к допускается признание в качестве итоговой величины оцениваемой стоимости результата одного из подходов (читай – «доходного подхода» с применением метода ДДП, что часто и делается на практике); в ФСО № 8 в пункте 9 прямо указывается на необходимость применения метода ДДП при оценке бизнеса.

Трудно даже поверить, что такое возможно, больно уж нагло, сугубо в корыстных целях, действуют лоббисты метода, негодного для определения стоимости предприятий!

Кстати, по отношению к рекомендациям необходимости использования методов затратного и рыночного подходов к оценке стоимости объектов оценки такого агрессивного напора не наблюдается, и это о многом говорит.

Здесь же нельзя не отметить, что все разработанные к настоящему времени 12 стандартов оценки подготовлены таким образом, чтобы никак не затрагивать кровные интересы тех, кто ими «обязаны» пользоваться: они формальны по существу и практически бесполезны для ОД, без них вполне можно было бы обойтись].

- активное участие представителей оценочного сообщества в реализации комплекса мероприятий Национальной системы оценки квалификаций и компетенций работников народного хозяйства страны. Оценочной деятельности в России меньше 25 лет: существующие требования к квалификациям и компетенциям специалистов по оценке ещё не устоялись, не вызрели, поэтому заниматься такой работой преждевременно (оценщиков почти каждый год заставляют сдавать экзамены для подтверждения профессиональной состоятельности, работать им некогда. При этом неразрешимой проблемой является подбор профессионально состоявшихся экзаменаторов по вопросам оценки квалификаций и компетенций специалистов в оценочной деятельности. Сегодня взять их негде, поэтому чиновники, включая тех, кто заняты в ОД, организовали себе очередную формализованную «кормушку» и «кормить» их будут сами экзаменуемые);

- назойливое, оголтелое, без всякого чувства меры, навязывание будущим и уже практикующим оценщикам стоимости доходоприносящей собственности метода ДДП во всех, без исключения, средствах информации на эту тему (монографии, учебники и учебные пособия, брошюры, курсы лекций, справочные материалы, многочисленные статьи в бумажных журналах и в электронном виде);

-недоброкачественность существующих образовательных стандартов по учебным дисциплинам в сфере ОД (отсюда, с одной стороны, низкий уровень профессиональной состоятельности профессорско-преподавательских кадров для учебных дисциплин, связанных с вопросами определения стоимости оцениваемых объектов, в частности, предприятий, а с другой – как следствие, неудовлетворительный уровень подготовки будущих и практикующих отечественных оценщиков стоимости собственности);

- замалчивание трудов инакомыслящих в вопросах оценки стоимости приносящей доход собственности, особенно тех, кто бескомпромиссно выступает против применения метода ДДП в решении задач, где он не применим; лишение их возможности публиковать свои статьи в бумажных журналах по оценочной тематике, недопущение их к трибунам для выступлений с лекциями и проведения семинаров для будущих и уже работающих по своей специальности оценщиков по этим темам;

- законодательное, откровенно скандальное, введение необязательности экспертизы отчётов об оценке стоимости объектов оценки;

- активное противодействие государственному подходу к решению задач оценки справедливой стоимости крупных и крупнейших объектов национального богатства страны, т.е. предложению по созданию малочисленного института (научно-методического и практического Центра) государственных оценщиков и государственных экспертов качества и уровня достоверности результатов определения стоимости таких объектов [ 5 ], который бы смог самостоятельно оценивать крупные и крупнейшие российские предприятия вместо экономически и политически не оправданного привлечения к этой работе известных зарубежных компаний большой четвёрки и др. (вместо того, чтобы растить и «кормить» отечественных оценщиков, сытно «кормим» иностранных, которые по уровню профессионализма ничуть не лучше наших: при этом иностранным оценщикам достойно оплачивается не качество подготовленных отчётов об оценке, а наличие на низкокачественных отчётах зарубежной фирменной печати);

- назначение регулятором ОД в России ведомства (Министерства экономического развития РФ), по государственному статусу не соответствующего важности этой деятельности для государства и общества (научное направление, по которому осуществляется присуждение учёных степеней и учёных званий соискателям этих степеней и званий в области ОД, называется «Финансы и кредит», поэтому настоящими регуляторами ОД в стране должны быть, как минимум, Министерство финансов РФ либо Центральный банк РФ, однако, лоббистам удалось сделать так, что регулирование ОД беспринципно досталось менее статусному и по сути непрофильному ведомству: сложившееся положение следует исправить);

- противозаконное разрушение Национального совета по оценочной деятельности, неправомерная передача его компетенций нынешнему ведомственному регулятору ОД, неэффективное дробление оценочного сообщества на 16 СРОО и создание двух ассоциаций оценщиков, противостоящих друг другу (ОСОО и НАСО) никоим образом не способствует дальнейшему развитию теории и практики ОД (интересен факт: участники упомянутых ассоциаций, по поводу дележа пирога заказов на оценочные работы, долгое время враждовали друг с другом, да и сейчас у них не всё гладко между собой (например, у СМАО с остальными), но по отношению к возможностям применения метода ДДП тогда, когда это делать недопустимо, все они проявляют полное единодушие);

- на чиновничьи должности у сегодняшнего регулятора ОД, как правило, набирается молодёжь, не имеющая опыта ОД, не владеющая теорией и практикой оценочных работ, не накопившая житейской мудрости, но главное не это: чрезвычайно высока сменяемость самых ответственных регулировщиков этой деятельности – не успеешь запомнить одну фамилию, а человека уже сменили. В таких условиях ответственного за провалы в ОД не найдёшь, спросить за них не с кого, и делается это не просто так!);

[Для автора этой статьи уже долгое время остаётся загадкой, по каким критериям на должность главного регулировщика ОД в Минэкономразвития РФ подбираются часто сменяющиеся лица, не имевшие и не имеющие никакого отношения к этой деятельности: им даже советник, компетентный в вопросах оценки по штату не положен.Что можно ждать от курирования и регулирования ОД в такой ситуации?].

- ответственность за недоброкачественность учебников и учебных пособий, например, по так называемой учебной дисциплине «Оценка бизнеса» размывается другим путём: в числе соавторов этих книг преднамеренно указываются 10 – 15 человек, поэтому за научный брак в них практически наказать некого;

- форсайт-сессии, устраиваемые в настоящее время при участии АСИ, посвящённые вопросам трансформации ОД и саморегулирования оценочных организаций, к сожалению, не затрагивают актуальную проблему совершенствования теории и практики оценки стоимости предприятий и иных доходоприносящих активов, избавление их от пресловутого метода ДДП, преднамеренно используемого не по назначению;

- существующая элита оценочного сообщества проталкивает в руководящие органы СРОО, в рабочие группы по разработке любых документов для ОД, в органы, регулирующие такую деятельность, своих людей – единомышленников, защитников необходимости применения метода ДДП, в случаях, когда использовать его нельзя

(одновременно упомянутая элита всеми способами добивается поддержки своих интересов у некоторых руководящих деятелей Торгово-промышленной Палаты РФ, Союза промышленников и предпринимателей РФ, Минтруда РФ и даже некоторых депутатов Государственной Думы РФ.

Допущенные элитой оценочного сообщества серьёзные ошибки и упущения в ОД зашкаливающая алчность её побуждений, неизбежно приводит к существенным потерям фронта оценочных работ, к потере объёмов выручки от их проведения.

Убедительные примеры таких потерь: передача кадастровой оценки всех видов собственности от независимых оценщиков государственным кадастровым оценщикам. Оценка стоимости залогов перешла от оценщиков СРОО к оценщикам банков. Потери доходов СРОО в результате таких переходов невосполнимы, но этого следовало ожидать.

Значительное перепроизводство оценщиков низкой квалификации, проблемы с профессиональной состоятельностью профессорско-преподавательских кадров для ОД (оценщиков готовят около 90 учебных заведений страны, многие из которых не имеют квалифицированных преподавателей по вопросам оценки, результатом чего является неизбежный демпинг оценочных работ, от которого никуда не деться).

За 24 года существования ОД в стране, наше оценочное сообщество не хотело и не смогло подыскать и выдвинуть достойного лидера экономически важной отрасли отечественного народного хозяйства – государева человека, который был бы способен навести и отстаивать надлежащий порядок в этом виде человеческой деятельности, настойчиво защищать не только интересы оценщиков, ни и интересы государства и общества. 16 мелких разобщённых «княжеств» в оценке рано или поздно настоящим лидером, если он вдруг появится, будут объединены в единую оценочную силу, с которой обязательно придётся считаться экономическим властям России.

Если такие явления будут продолжаться дальше, краха независимой оценки, краха СРОО не избежать: каждые Министерства и ведомства РФ, подражая кредитным организациям и состоявшемуся решению проблем кадастровой оценки, заведут собственных оценщиков и экспертов результатов оценочных работ. Будет ли это выгодно государству и обществу неизвестно, время покажет. Очень важно своевременно начать исправлять допущенные ошибки, упущения и недостатки в ОД, уделяя при этом особое внимание совершенствованию теории и практики этой деятельности.

Следует признать рациональным наметившееся в ближайшее время объединение всех существующих в стране СРОО в единое общероссийское объединение саморегулируемых оценочных организаций. Экономические власти страны вынуждены будут считаться с таким объединением, чего не наблюдается в настоящее время.

Из всего происходящего в ОД России складывается удивительнейшая ситуация: всех коррумпируемых заказчиками оценок оценщиков, неправомерно пользующихся методом ДДП для определения стоимости предприятий и других доходоприносящих объектов собственности и получающих при этом химеричные, фейковые результаты проведенных оценочных работ, не накажешь, не пересажаешь: их многие тысячи и у них есть семьи. Что государству с этим делать большой вопрос, но бесконечно мириться с происходящим, не принимая соответствующие оздоровительные меры, недопустимо.

Кто-то обязательно должен будет начать расчистку «авгиевых конюшен» оценки и добиться реальных успехов в этом деле, преодолевая жесткое сопротивление, активное противодействие, противоборство тех, кого этот процесс мотивированно корыстью не устраивает.

Самым эффективным способом решения всех перечисленных выше проблем в ОД была бы полная смена существующей в настоящее время элиты оценочного сообщества страны. Оценочная деятельность в России с самого начала организовывалась и возглавляется до сих пор функционерами-бизнесменами от оценки, нацеленными на получение высокой личной прибыли любыми, даже нечестными способами. Тяжёлый вопрос: где, откуда взять достойных представителей новой прогрессивной элиты, если до сих пор умышленно ничего не делалось для того, чтобы она произрастала.

Замкнутый круг! Что нужно делать, чтобы его разорвать? Можно ли изменить к лучшему психологию непосредственных участников ОД и заставить государство тщательно контролировать эту деятельность хотя бы по отношению к крупным и крупнейшим объект

При вопросе укажите: 1) вы организация, ИП или физ. лицо 2) налог (УСН/ ОСНО, ЕНВД).
Отвечайте за нас, кто сможет. Любое знание и опыт могут быть полезными. Администрация

На правах рекламы

    Рейтинг@Mail.ru    

Ильдар

© 2008 - 2016 OtchetOnline - аккредитованный удостоверяющий центр
Тел.: 8 800 7007 801 (звонок бесплатный)