Аккредитованный удостоверяющий центр
▼ Выберите ваш город ▼
Центр Выдачи
Электронных Подписей

Статьи по Бухучету

Источник: http://www.audit-it.ru/articles/account/

На днях коллега показал мне апелляционное определение Красноярского краевого суда, которое заставило меня удивляться. В целом, интеллектуальная собственность – не мой профиль, но тут вопрос затронул деятельность благотворительного фонда «Подари жизнь», который я лично безмерно уважаю. Так что остаться в стороне не посчитал возможным. Поэтому решил вынести эту проблему на широкое обсуждение.

Суть проблемы вот в чем.

В Красноярске в 2015 году рядом граждан был зарегистрирован благотворительный фонд «Подари жизнь». Имеющий всероссийскую известность Фонд «Подари жизнь», чье наименование было таким образом использовано, узнав об этом и опасаясь введения граждан-жертвователей в заблуждение, подает к этому красноярскому клону иск о понуждении к внесению изменений в свое наименование. Суды первой и апелляционной инстанции отказывают на том основании, что гражданское законодательство предусматривает защиту для фирменного наименования, а последнее в силу прямого указания в ГК закрепляется как исключительное право только за коммерческими организациями.

Как показал беглый анализ судебной практики, это далеко не единственный спор такого рода.

Правовой контекст.

Действительно, ст. 1473 ГК закрепляет исключительное право на фирменное наименование за коммерческой организацией. Логика законодателя была видимо чисто формальной: применять понятие «фирма» к НКО не совсем логично. В русле этой формальной логики в п.58.2 совместного Постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" указано, что в силу этой нормы право на фирменное наименование возникает только у юридического лица, являющегося коммерческой организацией.

При этом еще в 2006 году в Законе об НКО появилась ст.23.1, согласно которой орган регистрации отказывает в регистрации НКО, «если ранее зарегистрирована некоммерческая организация с таким же наименованием». В 2011 же году (то есть после появления разъяснений от ВС и ВАС в Постановлении №5/29) в ответ видимо, на эту узость формулировок ст.1473 ГК законодатель в ст.4 Закона об НКО внес норму п.1.1, согласно которой «некоммерческая организация, наименование которой зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право его использования». По сути, закон закрепил еще одно исключительное право, которой в ГК прямо не поименовано. Очень странно, что это было сделано не путем правки ГК, а также то, что способы защиты этого исключительного права не были упомянуты. Но так уж у нас пишутся законы.

В сложившихся условиях есть несколько вариантов интерпретации Закона о НКО в системном единстве с нормами ст.1473-1474 ГК.

Первый: норму Закона об НКО игнорировать, не признавать за НКО исключительное право на наименование и в результате допускать создание клонов образовательных, благотворительных и иных подобных организаций. Основание такое: виды исключительных прав могут закрепляться только в ГК и в иных законах их список пополняться не может. Судя по всему, суды в данном деле пошли именно по этому пути.

Второй: признавать за НКО особое исключительное право на свое наименование на основе нормы Закона об НКО, а в отношении модели защиты этого права констатировать пробел в законе и заполнять его путем либо а) применения по аналогии ст.1474 ГК о защите прав на фирменное наименование, либо б) путем применения общих средств защиты гражданских прав по ст.12 ГК, среди которых указано и на «восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения».

Третий: не признавать за наименованием НКО статуса исключительного права, но видеть здесь какое-то особое квази-исключительное гражданское право, для защиты которого могут использоваться те же способы защиты, которые указаны либо в нормах ГК о защите фирменного наименования (по аналогии закона), либо в ст.12 ГК (где есть иск о пресечени). В конечном итоге, у нас в РФ нет ограничений на создание в законе новых гражданских прав (ст.8 ГК). Нет никаких сомнений в том, что в ст.4 Закона об НКО закон закрепляет юридически значимое гражданское право. А раз это гражданское право, оно может быть нарушено и должно защищаться правом.

Как же следует решать указанную проблему?

Формально-догматическая аргументация.

Видимо, нет никаких законных оснований выводить идею о том, что исключительные права могут быть поименованы только в ГК, и все нормы других законов (особенно более поздних), которые устанавливают то или иное не упомянутое в ГК исключительное право, не имеют силы. Еще можно было бы спорить, если бы в ГК было прямо указано на запрет установления иных исключительных прав на уровне других законов (и то тут всплывала бы известная и так пока и не решенная однозначно проблема приоритета ГК перед другими актами гражданского законодательства). Но в ГК, хотя и есть указание на то, что признаются исключительные права, указанны в ГК (п.1 ст.1231 ГК), но прямого ограничения компетенции законодателя установить непоименованные в ГК исключительные права нет. Соответственно, норма п.1.1 ст.3 Закона об НКО, принятая в 2011 году, то есть после вступления в силу Четвертой части ГК РФ, не противоречит ГК, а дополняет его.

Если же мы признаем, что в силу закона у НКО есть исключительное право на свое наименование, то отсутствие в законе специальных указаний на способы защиты этого права не принципиальное упущение. В подобных случаях ст.6 ГК предписывает применение норм по аналогии закона, и здесь вполне можно применять положение п.4 ст. 1474 ГК о защите прав на фирменное наименование. Согласно данной норме юридическое лицо, нарушившее право на фирменное наименование, «по требованию правообладателя обязано по своему выбору прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, или изменить свое фирменное наименование, а также обязано возместить правообладателю причиненные убытки». Кроме того, можно и вовсе не видеть здесь пробел в законе, а применять общие правила ст.12 ГК о защите гражданских прав, где среди таких средств имеется иск о пресечении неправомерных действий.

Более того, даже если бы в Законе об НКО не было этой нормы п.1.1 ст.4 и говорить об исключительном праве НКО на свое наменование было бы в принципе невозможно, я бы все равно допускал иски о пресечении использования наименования известных НКО организациями-клонами, если доказана явная недобросовестность. Основание – ст.10 ГК.

При этом, даже если не признавать за указанным в Законе об НКО исключительным правом на наименование статуса полноценного исключительного права в понятийном аппарате ГК, решить задачу можно, констатировав фиксацию в законе некоего гражданского права (в этом нет никаких сомнений). При нарушении гражданских прав используются средства защиты, указанные в ст.12 ГК. И далее мы получаем доступ к иску о пресечении.

Иначе говоря, найти формально-догматическия основания для иска против НКО-клона можно. Главное - есть ли политико-правовые основания для борьбы с такими клонами.

Политико-правовая аргументация

С точки же зрения политики права вообще никаких сомнений быть не может. НКО должно иметь право на защиту от клонов-паразитов. Не знаю, насколько добросовестным было тот красноярский клон фонда «Подари жизнь», но вполне очевидно, что бездействие права будет стимулировать создание клонов известных и пользующихся высокой репутацией фондов, и такие клоны будут вводить в заблуждение благотворителей, подрывая доверие к благотворительности в принципе. То же касается и образовательных, медицинских некоммерческих организаций, политических, религиозных и общественных организаций. Я просто был изумлен, когда узнал, что наше право потворствует такому паразитизму и явной недобросовестности.

Конечно, на это можно было бы возразить, что ничто не мешает НКО зарегистрировать товарный знак и преследовать клонов через нормы о защите прав на товарные знаки. Но в чем логика такой дифференциации коммерческих организаций и НКО? Почему коммерческие организации могут не мучиться с предварительной регистрацией товарного знака для борьбы с клонами, а НКО (которые, в большинстве своем, казалось бы, имеют обычно куда меньшие финансовые возможности и юридическую защищенность) принуждаются к регистрации товарного знака? Мне эта логика не очевидна.

Предварительные выводы

Поэтому считаю оправданным буквальное толкование законодательство, которое позволяет признать за НКО исключительное право на свое наименование. Тот факт, что пленумы ВС и ВАС в 2009 году не признали за НКО право на фирменное наименование на основании буквального толкования ГК, не препятствие к такому выводу, так как эти разъяснения давались до 2011 года, когда в Законе было прямо указано на признание за НКО исключительного права на свое наименование. Это исключительное право не называется фирменным наименованием, а является особым исключительным правом.

Что же касается организаций-клонов, созданных до 2011 года, я бы применял в отношении оных ст.10 ГК и допускал иски о пресечении при доказанности явной недобросовестности и намерений паразитировать на наименовании известной НКО с репутацией и ввести третьих лиц (студентов, благотворителей и т.п.) в заблуждение.

Но в равной степени возможно и иное решение с тем же по сути исходом. Если норму ст.4 Закона об НКО не толковать буквально и не видеть здесь фиксации исключительного права в терминологии ГК, не остается иного выхода как толковать ее в качестве фиксирующей особое гражданское право (право на наименование НКО), которое как и иные гражданские права может защищаться средствами, указанными в ст.12 ГК. Среди таких средств имеетя и иск о пресечении.

Иначе говоря, есть множество различных и альтернативных правовых оснований для борьбы с НКО-клонами de lege lata. Есть очевидная политико-правовая потребность в таком противодействии явной недобросовестной и социально-вредоносной некоммерческой деятельности. Пока законодатель молчит, на защиту прав должны вставать суды. Я так считаю.

Ну и напоследок у меня призыв к коллегам высказать свое суждение по указанной проблематике. Согласны ли вы с такой логикой, или поддерживаете подход, который был отражен в судебных решениях? Может быть, я упускаю какой-то важный нюанс?

Прикреплённые файлы:

  • Решение по делу Подар

некоммерческие организации

© 2008 - 2017 OtchetOnline - аккредитованный удостоверяющий центр
Тел.: 8 800 7007 801 (звонок бесплатный)